Вспомогательный крейсер Черноморского флота участвовал в обороне Одессы и Севастополя

Огненная кругосветка ледокола «Микоян». Начало

История Второй мировой войны на море описана достаточно подробно. «Белых пятен» не так уж много. Но есть факты, которые известны не широко. Об одном из них — кругосветном переходе советского ледокола и событий, сопутствующих этому переходу, мы расскажем в этих статьях.

Так получилось, что в Российской империи и в Советском Союзе было развито в основном, военное кораблестроение. Гражданские суда строились и покупались за границей. Исключение составляли 20-е годы и начало 30-х годов. Тогда в СССР строили пассажирские, грузопассажирские, грузовые суда, рыболовецкие траулеры. Но приближалась большая война, и с середины 30-х годов гражданское судостроение в стране было заморожено. На судостроительных заводах строили только военные корабли. Единственным исключением стало строительство серии из 4-х паровых линейных ледоколов проекта 51 для работы на Северном морском пути. Это было настолько важно для страны, что решение о постройке ледоколов на отечественных верфях было одобрено отдельным решением политбюро ЦК ВКП(б). Серию построили. В неё вошли ледоколы «Иосиф Сталин», «Вячеслав Молотов», «Лазарь Каганович» и «Отто Шмидт». Но ледоколы строились в эпоху Большого террора, Отто Юльевич Шмидт попал в опалу, и ледокол, названный его именем, был переименован в «Анастас Микоян». Два ледокола «Сталин» и «Молотов» — строились в Ленинграде. Два — «Каганович» и «Микоян» в Николаеве. «Анастас Микоян» был спущен на воду в 1938 году, вступил в строй 26 августа 1941 году, уже во время Великой Отечественной войны.

В составе Черноморского флота

В советском военно-морском флоте, как и в других флотах мира, существовал план мобилизации и вооружения в военное время гражданских судов. Рыболовные траулеры становились сторожевыми кораблями и тральщиками, грунтоотвозные шаланды – канонерскими лодками, пассажирские теплоходы – плавбазами подводных лодок и санитарными транспортами. Линейные ледоколы, как особо ценные и важные для страны суда должны были стать вспомогательными крейсерами. Вот поэтому, сразу после вступления в строй, ледокол «Микоян» совершил переход из Николаева в Севастополь, где его вооружили по соответствующему проекту. Вспомогательный крейсер Черноморского флота «Микоян» имел на вооружение три 130-мм артиллерийских орудия, шесть 76-мм зенитных орудий и четыре зенитных пулемета.

Кроме этого, ледоколы проекта 51 оборудовались очень мощной радиостанцией, позволяющей поддерживать связь на многие тысячи километров, что в будущем весьма пригодится экипажу «Микояна».

Вспомогательный крейсер Черноморского флота участвовал в обороне Одессы и Севастополя

С.М.Сергеев, командир ледокола «Анастас Микоян»

Командиром «Микояна» стал не капитан-ледокольщик, а военный моряк, прошедший войну в Испании, капитан 2-го ранга С.М.Сергеев. В начале сентября 1941 года «Анастас Микоян» приказом командующего Черноморским флотом был включён в отряд кораблей Северо-Западного района Чёрного моря, который предназначался для оказания огневой поддержки защитникам Одессы. В состав отряда входили крейсер “Коминтерн”, эсминцы “Незаможник” и “Шаумян”, дивизион канонерских лодок. «Микоян» принимал активное участие в обороне Одессы и Севастополя.

Украинский общественник Дмитрий Снегирёв заявил о планах Москвы блокировать украинские порты на Чёрном море

Боевое крещение вспомогательный крейсер «Микоян» принял, защищая Одессу. Корабль участвовал в артиллерийских дуэлях с вражескими береговыми батареями и подавил две из них, поддерживал артиллерийским огнем знаменитый десант под Григорьевкой, за что получил благодарность командующего Одесским оборонительным районом. 130-мм орудия «Микояна» били 34-кг снарядами на 25, 5 км. Под Одессой Сергеев оценил маневренные возможности ледокола, так пригодившиеся в Средиземном море. Немцы не оставляли без внимания вспомогательный крейсер. Атаки авиации следовали одна за другой. На счету экипажа было несколько сбитых бомбардировщиков и торпедоносцев. Маневрируя, и разворачиваясь буквально «на пятачке», Сергеев спас «Микоян» от попаданий. Действуя под Одессой, «Микоян», с его небольшой скоростью в 12 узлов (в отличие от крейсеров, лидеров и эсминцев) не получил прямых попаданий бомб и снарядов и не потерял ни одного человека

Корабль принимал участие и в обороне Севастополя. Когда возникла необходимость эвакуировать в Новороссийск 36 стволов морских дальнобойных орудий, сделать это оказалось возможным только на «Микояне». Вес стволов был настолько велик, что выдержать его могла только палуба ледокола. В начале ноября на «Микояне» в Новороссийск перешёл штаб флота. Корабль вёл огонь и по позициям врага под Севастополем. Затем «Микоян» перебазировался в Поти.

К 1941 году в Советском Союзе было не так много линейных ледоколов, способных работать в арктических льдах. Кроме того, должна была начаться программа ленд-лиза. Ленд-лиз в СССР осуществлялся по трем маршрутам, два из которых граничили с Арктикой, а это требовало концентрации линейных ледоколов на Севере и Дальнем Востоке страны. Поэтому было принято решение о разоружении вспомогательного крейсера «Микоян» и превращении его в линейный ледокол для перевода на Дальний Восток. Разоружение было необходимо для прохода проливов Босфор и Дарданеллы. Дело в том, что в 1936 году было подписано так называемое соглашение Монтрё. Этот международный договор регламентировал проход через проливы. Контролировала соблюдение соглашения Турция. Согласно соглашению Монтрё, во время войны проход вооруженных кораблей через проливы Босфор и Дарданеллы, кроме кораблей самой Турции, был запрещен. Проливы могли проходить только невооруженные торговые суда. В ноябре 1941 года в соответствии с решением Государственного комитета обороны поступил приказ: разоружить корабль и готовиться к переходу на Дальний Восток через пролив Босфор: На корабле начал работать особый отдел контрразведки флота. Каждый моряк проверялся самым тщательным образом. У всех были отобраны документы, письма и фотографии родных и близких. Экипажу приказали сжечь военную форму. Взамен выдали со складов разнообразную гражданскую одежду. Всех сфотографировали и вскоре выдали мореходные книжки — аналог паспорта для гражданских моряков. Военно-морской флаг спустили и подняли государственный. Вместе с ледоколом должны были идти три танкера: «Сахалин», «Туапсе» и «Варлаам Аванесов», которым предписывалось доставить в Турцию груз нефти. До Босфора караван сопровождал лидер «Ташкент» и эсминцы «Способный» и «Сообразительный».

В тот период командование ВМФ СССР давало себе отчет в том, что проход торговых судов через моря и океаны, охваченные войной, без помощи англичан был невозможен. Поэтому маршрут был согласован, были оговорены участки маршрута, где караван должен был идти под охраной английских военных кораблей. Войдя в Босфор, суда стали на якорь. По согласованному между Советским Союзом и Великобританией маршруту, от пролива Дарданеллы до военно-морской базы Фамагуста на британском тогда острове Кипр, ледокол должны были сопровождать британские корабли. Но… представитель британского посольства в Стамбуле официально заявил капитану Сергееву, что британский флот в Средиземном море не сможет выделить ему эскорт, и ледоколу надлежит идти самостоятельно. И это было не все. На корабль прибыл советский военно-морской атташе в Турции, капитан 1-го ранга К. К. Родионов, который сообщил новый приказ — прорываться на Дальний Восток должен не только ледокол, но и танкеры. Это было неоднозначное решение. С одной стороны, во время войны на Чёрном море танкеры были не нужны, они могли быть потоплены немецкой авиацией, и из Чёрного моря их надо было выводить. С другой, такой переход невооруженных судов через охваченное войной Средиземное море был, как минимум, спорным. Шансов на благополучный переход всех четырех судов был невелик.

Продолжение следует