Мысль для нас тривиальная, но для древности совершенно не характерная (ведь даже до середины XIX века общественное мнение отказывало женщинам в способности к точным и естественным наукам). Несмотря на то что Медея совершает страшные злодеяния, она должна, по-видимому, вызывать понимание и даже сочувствие; во всяком случае, у нее есть ответ на все обвинения, которые бросает ей Ясон (она ведет диалог в колеснице, запряженной крылатыми драконами, держа на коленях тела своих убитых детей). Заключительная тирада хора о неожиданности некоторых событий – счастливых и ужасных – может вызвать недоумение своей обыденностью и примитивностью. По сути дела трагедия демонстрирует раздирающие душу противоречия, в которых любовь отступает перед напором ярости, обиды и жажды мщения.

Вообще, образы женщин у Еврипида интересней и ярче, чем у его предшественников. В трагедии «Электра» едва ли не самые оригинальные мысли – о чести и благородстве, которые определяются не происхождением, знатностью, высоким положением в обществе, а душевными качествами данного человека. Мать Электры выдает ее замуж за простого пахаря. Но он оказывается достойнейшим человеком, и Электра отвечает ему любовью и заботой. Неузнанным посетивший их дом ее брат Орест встречает радушный прием у пахаря и с удивлением отмечает:

  • Узнай, поди, какая кровь течет
  • У человека в жилах; разберись
  • В сердцах людей средь этой ткани пестрой:
  • В семье вельмож растет негодный сын —
  • И добрые у злых выходят дети.
  • Богач в душе пустыню обнажит,
  • А светлый ум под рубищем таится.
  • Чего-чего ни наглядишься! Где ж
  • И в чем искать мерила? Если в деньгах,
  • Обманешься… И в бедности – обман:
  • Нужда – плохой учитель… гордецы, оставите ль вы нас
  • По знатности делить, забывши душу?
  • Иль в жизни кровь, не мягкий нрав людей
  • Достойными являет?..Мысль для нас тривиальная, но для древности совершенно не характерная

Царский сын, Орест, приходит к выводу: «У бедняка радушный прием милей, чем ласки богача». В общем, драматург на стороне трудового человека, имеющего доброе сердце. А еще требуются гражданину мужество и патриотизм, готовность отдать жизнь за родину. Об этом – трагедия «Ифигения в Авлиде». Она повествует о дочери царя Агамемнона, которую надо принести в жертву ради победы греков над троянцами. Ифигения умоляет отца пощадить ее, напоминает ему о своем детстве, о его любви к ней, об ужасе безвременной кончины:

  • Для смертного отрадно видеть солнце,
  • А под землей так страшно… О, безумен,
  • Кто смерти жаждет. Лучше жить в невзгодах,
  • Чем в самой яркой славе умереть.

Отец непреклонен:

  • Я так решил: Эллада мне велит
  • Тебя убить… ей смерть твоя угодна,
  • Хочу ли я иль нет, ей все равно:
  • О, мы с тобой ничто перед Элладой…

Воины требуют выдачи Ифигении. В ее защиту готов выступить Ахилл. Перед угрозой междоусобицы Ифигения решает добровольно принести себя в жертву во имя отчизны, ради свободы своего народа: ведь вся Эллада смотрит на нее с надеждой? Теперь Ифигения непреклонна в своем решении, прощается с Ахиллом и родителями, идет к жертвеннику на заклание.

Впрочем, трагедии не происходит: в последний момент появляется Артемида, запрещает проливать на алтарь человеческую кровь и подменяет девушку ланью. Драматург выбрал вариант мифа, в котором утверждается отказ от принесения в жертву людей (что практиковалось в архаические времена). Подчеркивается мысль, что боги за тех, кто готов умереть за родину.

Author

Slava